?

Log in

No account? Create an account
Which longtitude and latitude?
 
[Most Recent Entries] [Calendar View] [Friends]

Below are 12 journal entries, after skipping by the 20 most recent ones recorded in gabuscha's LiveJournal:

[ Next 20 >> ]
Sunday, December 4th, 2005
3:32 pm
Колодец дракона
Весь день шел дождь. Потом он исчез, пропитав собой ночной воздух. Я просто стоял на горе и смотрел.

и я увиделCollapse )
Monday, November 28th, 2005
5:30 pm
- Как тебя зовут?
- Трудно быть Богом, - ответила девочка из моего сна.
Я проснулся.
Saturday, November 26th, 2005
4:24 pm
Путь
道生一,一生二, 二生三,三生万物。

Дао рождает Одно, Одно рождает Два, Два рождает Три, Три рождает тьму вещей.





Thursday, November 24th, 2005
9:37 pm
Дерево
Оно живет рядом уже почти неделю.
26,47 КБ
Sunday, November 20th, 2005
7:42 pm
Играем в игры
отмечаетесь комментом...
а я...
1. Рассказываю случайный факт о вас.
2. Говорю какая песня/фильм/книжка/стихотворение напоминают мне о вас.
3. Говорю что-то, что будет иметь смысл только для нас двоих.
4. Рассказываю свое первое воспоминание о вас.
5. Говорю, какое животное вы мне напоминаете.
6. Спрашиваю вас что-то, что всегда хотел знать о вас.
7. Если я это сделаю - вы должны запостить этот опрос в своем ЖЖ

Current Mood: ровное
Saturday, November 19th, 2005
9:13 pm
Халат с драконами
Для меня путешествия всегда были сродни обещаниям начать новую жизнь. Не сталкивались? Вот однажды, мечталось мне, я проснусь - как в другом, незнакомом мире, с иными законами времени, пространства и оптики. Буду с удивлением рассматривать вроде бы знакомые вещи, и видеть их в новых связях, а еще лучше - не выстраивать связей вообще, давать вещам протекать перед глазами ровно, распушить хвост и мотать головой. Но взгляд так прицеплен к знакомому, так укоренен в данных мне от рождения вещах, что всякий раз начиная свои попытки я оказывался перед стеной. Жизнь шла накатанными тропинками, вереница дней исчезала в мусорной корзине вместе с листами календаря.
Отправляясь в Китай я надеялся, что выпаду из этого заведенного круга. Что буду носиться и стараться понять каждый камень. Что буду всякий раз просыпаться в новом мире, оказавшись за тысячи киломметров от своего привычного дома и круга. Но как только я приземлился в Пекине и прошло первое волнение, исчезла выдуманная жесткость и вернулась естественная текучесть - я очутился дома. Помните, в "Войне и мире", ближе к концу второго тома? Пьер возвращается в Москву и чувствует себя дома - "в тихом пристанище. Ему стало в Москве покойно, тепло, привычно и грязно, как в старом халате". Не скажешь точнее - и про грязь ведь знал, чувствовал, чертяка.
Пока искал цитату, а глаза бегали по строкам - не смог и не захотел сдерживаться. Я плакал над теми же местами, что и душным московским летом пять лет назад. И той же промозглой весной во Владикавказе, где не был 11 лет, в свой день рождения, над гробом бабушки, которую так и не успел увидеть. Зашла Эстер. В комнате жарко, но чай на доске давно остыл, за окном дождь, а я сижу перед монитором у глупо плачу от радости. Потому что дни не умирают вместе с календарем. А жизнь не начинается от перемещения тела в сетке бесполезных координат. Есть я, есть данный мне фронт работы и дело, к которому я призван. Дело везде и всегда сложное, но которое надо делать. И какая разница, где я теперь?

Current Mood: вино в крови
Wednesday, November 16th, 2005
12:02 am
Опрокинулось небо,
Плывет под ногами.
Ухожу в дождь.

И еще флэшбеком ста-а-арое такое:

Сегодня я счастлив:
На пыльной Дороге
Мне улыбнулся сверчок.

Current Mood: басовая струна
Monday, November 7th, 2005
7:51 pm
Вчера ЦСКА стал чемпионом России по футболу - второй раз за историю российского чемпионата. И в первый раз выиграл сразу три титула подряд, включая Кубок УЕФА. Я прекрасно помню первую победу в 2003 году - матч с "Ротором" на заснеженном стадионе "Динамо". Я пришел за пару часов до стартового свистка, а ушел через пять часов - продрогший, с искрами победного феерверка в волосах. Сначала двадцать долгих минут, неудачи, ненависть к игрокам, злость закручивается от живота и ударяет в голову. И тут - Ивица Олич, боец, прорывается. Один. Бьет. Гол. Мы чемпионы - это понимают уже все. И боль сменяется радостью.
Что я любил в футболе больше всего? Этот дух великого единения. Границы, которые выстраивает сознание, просто расплываются в ничто. В обычной обстановке я никогда бы не заговорил бы со своими соседями по трибуне. Не подошел бы близко. Таж же мы обнимались и плакали вместе после финального свистка. Мы были одним большим существом. И это давало много энергии, очень много. По Москве ходил не отдельный человек, а часть этого существа. Сначала я не мог управлять этим - я жил от матча до матча. Потом я выследил свою страсть и начал приручать ее. Если ЦСКА выигрывал, я мог до пяти ночи сидеть над иероглифами и развивать успех команды - выигрывать в бои знания. Если же ЦСКА проигрывал, я опять мог сидеть до пяти ночи и выигрывать за свою команду. А еще - это когда тысячи глоток одним голосом поют победную песню. Наверное, думал я тогда, так воины древности отмечали победы в смертоносных битвах.
А однажды я не пошел на стадион. Потм еще раз. Потом еще. Когда ЦСКА играл свой полуфинальный матч кубка УЕФА в Москве я не только не пошел смотреть, но даже не включил телевизор. В этот вечер ко мне пришел Андрей и мне было намного важнее учить с ним китайский, есть холодную курицу, делать форму и заваривать чай. Осознание того, что ЦСКА и я пошли разными дорогами яснее всего накрыло меня в момент величайшего успеха команды. Игра в Лиссабоне на кубок УЕФА со "Спортингом" развивалась по моему любимому сюжету. Мы оказались в логове врага одни. Первые пропустили. И на зубах, на глазах 30 тысяч охреневших португальцев выиграли. Эту игру я видел. Но на народные гуляния не пошел, сославшись на завтрашний экзамен по китайскому (остановило бы меня это раньше?). А на самом деле утром надо было просто вставать и идти в парк тренироваться. Ночью, ворочаясь на полу, я написал Ярику: "Что ж они с нами сделали?"
И вот вчера успех повторился. Но теперь я был за тысячи километров от Москвы. И я также отстраненно смотрел на эту победу, слушал радостные клики своего голоса, нелепые танцы моего тела. Это доставляло радость, но не ту беззаветную, единственную. А единение?
Тем же туманным утром еще до матча я с моей сестрой Эстер поехал в протестантскую церковь. Каждое воскресенье кто-то из общины покупает еду для всех, очередь дошла до сестры, а сумки были тяжелыми. Так я попал в еще не снесенные нищие кварталы Ханчжоу, где жизнь течет по заведенному уже многие годы. А рядом -церковь. И горстка людей со всего света, всех цветов кожи в огоромном белом и пустом зале. И они поют: "Thank You for the cross, Lord, thank You for the nails pierced hands...". В этой общине нет пастора, поэтому раз в неделю верующие по очереди читают проповеди (Эстер читала уже два раза). На сей раз американка Бобби Сартини просила подумать нас о словах Библии (Иоанн 13:34-35): Заповедь новую даю вам, да любите друг друга; как Я возлюбил вас, так и вы да любите друг друга. По тому узнают все, что вы Мои ученики, если будете иметь любовь между собою". Эти слова Иисус произнес во время тайной вечери. "Неужели он не знал, что люди могут причинять друг другу боль? И как любить без боли?" - спрашивала Бобби. И отвечала сама себе: "Если выбирать путь любви, то это значит признать то, что есть боль - принять ее и не отстраняться. Иисус подал пример первым и говорил с учениками о своем опыте. И если мы хотим быть его учениками - мы должны следовать за ним по пути любви". И собравшиеся люди верили ей и слову Библии и объединялись, чтобы вместе принять святое причастие. И я был среди них.

Current Mood: Эхо
Thursday, November 3rd, 2005
11:06 pm
10,91 КБ
Tuesday, November 1st, 2005
1:32 am
Буйвол
У меня сегодня радость. Ко мне вернулся друг, которого я предал. Теперь домой мы, даст Бог, вернемся вместе. Я познакомился с ним прошлым летом в московской чайной. Его брат лежал на чайной доске, изнывая от жаркого марева. Когда его поливали чаем, глаза оживали и пристально смотрели на меня. От его коричневой глиняной кожи исходил пар. Маленьких буйволов с надписью "маленькая игрушка" в чайной было очень мало - скоро их раздали по хозяевам. Последний, который лежал на доске, задержался в чайной дольше всех.Потом исчез и он. Когда я спросил о его судьбе, Андрей хитро улыбнулся и сказал, что его отдали в хорошие руки. Этот старший брат моего друга - родной! - до сих пор живет в доме Андрея, вместе с его таксом и черепахой.
А мой буйвол уже ехал из Китая, и когда он доеал до чайной и взглянул на меня из своего маленького вагончика, я тотчас забрал его домой. Он жил у меня на доске больше года - он всегда лежал в северо-восточном углу и из-под полуприкрытых век смотрел на меня. Он был моим самым частым собеседником и самым частым участником чайного действа, смотрел, как я учусь заваривать чай. Мы даже пили с ним из одной чашки.
У буйвола была смешная особенность, за которую его любили все люди, приходившие пить чай в мой дом. Если чай ему нравился, он пускал из носа пузыри. Так он давал знать, хороший чай заварился или нет, двигаюсь я, или стою на месте. Мы договорились - нельзя было его поить чаем специально, чтобы он пускал пузыри. Однажды я нарушил наш договор, и мы поссорились. В конце этой тяжелой для меня недели в мой дом пришла Ксюша, которая сразу влюбилась в моего друга, взяла его в свои нежные руки. Мой суровый друг оттаял, и мы снова помирились. После этого, когда встал вопрос, с кем оставить другого моего друга - танцующего японского мыша Сплинтера - я ничуть не колебался.
Когда я должен был ехать в Китай, я очень хотел взять буйвола с собой. Но не взял - вместо него в Ханчжоу по настоянию мамы поехал заяц Йоахим, а буйвол остался в Москве, вместе с чайными посудой и инструментами у моего друга Ярика. Я смог лишь увезти фотографии моего друга и поставил их на рабочий стол своего ноутбука. Но через пару дней старенький верный ноутбук сгорел. У меня не осталось даже фотографий.
Потом я вернулся с Хайнаня от Игоря, привез много чаев, посуду и подарки друзьям. В Ханчжоу я купил красивую доску и хороший чайник и начал заваривать чай. Только вот моего друга буйвола не было - я предал его и забыл в Москве.
Я написал письмо Ярику, чтобы мне вернули моего друга буйвола. Ярик ответил, что отрывает буйвола от сердца, но сам не может смотреть на его грустные глаза. И отправил буйвола в Китай. А вчера вечером я шел по дамбе Байди, у моих ног плескались синие волны Сиху, а в кармане, зажатый в мой горячий кулак, ехал мой друг буйвол, "маленькая игрушка". Сейчас он лежит в юго-запдном углу новой чайной доски и спит.

Current Mood: задумчивое
Sunday, October 30th, 2005
5:23 pm
Простые вещи
В Китае есть такой праздник - середина осени. Он был совсем недавно. Все китайцы собираются на улицах, едят ужасно невкусные лунные блины. А первый раз я услшал про него в Москве на втром курсе, от нашей преподавательницы Лю Ли. Она была похожа на маленькую панду. "Представляете, я в Москве, а муж с дочкой -там, в Пекине. А вот луна одна, и мы на нее можем смотреть вместе", - говорит она.
Тогда мы с сидели в одной аудитории, она была в красном платье. А сейчас между нами - несколько сотен километров, 18 часов на поезде, а вижу я ее только во сне и на фотографиях. И вот я сижу у себя в Ханчжоу на берегу озера, солнце садится за горы, и тут я понимаю - что оно уходит от меня за вершину, а идет-то на запад. Солнце одно, мы на него смотрим. Такие простые вещи.

Current Mood: умиротворенное
2:30 am
Первые два дня я провел в обшаривании этого пространства, как слепой котенок. Нашел массу людей. Друзей. Бывших друзей. Девушек, которые когда-то нравились. Любимых мною людей. И в какой-то момент я понял, что падаю в дыру с неизвестностью, как Алиса в нору. Ты летишь - мимо тебя проплывают всякие полочки (каждая полка - параллельный мир), банки с вареньем, старые грампластинки, соломенные шляпки прабабки, привезенные в 1910 году из Флоренции, жестяных банок из-под печенья. И вот задаюсь вопросом "At which longtitude and latitude am I falling now?". Вот сейчас и увидим.

Current Mood: naughty
[ Next 20 >> ]
About LiveJournal.com